КОНТАКТЫ
НАПИСАТЬ
ПИСЬМО
ФОРУМ
САЙТА

Истоки традиции

Очень важны те уроки историко-культурного процесса, которые несет традиция. Древняя традиция такого рода подобна стреле, выпущенной из тугого лука колллективного опыта в бесконечность человеческого бытия. Кто натянул этот лук? Кто пустил стрелу? Сразу на эти вопросы не ответишь, мы лишь можем обратить внимание на те яркие вспышки которые делают ответ на вопросы более обозримым.
Трактат
Древний Китай. VI век до н.э. Сунь Цзы, знаменитый воин и мудрец, завершает первый трактат о военном искусстве. Обобщая многовековой опыт военной стратегии и тактики, в "Сунь Цзы" нашло воплощение традиционно восточное представление о некоем высшем законе, которому подчинено все сущее. В другом примере древняя концепция "инь-ян" легла в основу "Книги перемен". Прошло время, появились "Семикнижие" и конфуцианское "Пятикнижие".
Так собирались уникальные источники создающие философию военного дела, "библии" воинского искусства, в средоточение эзотерического (тайного) знания. Хранителями этого знания становились выдающиеся полководцы, воины-мудрецы, мастера.
Мы лишь немного коснемся содержания этих источников. Пропустим описания сражений, событий, характеров людей и остановимся на примерах мудрости и применения героями боевого искусства.
Особое почитание в романах имеют мудрецы. «Процветает тот, за кем идут люди, и тот гибнет, кто их теряет» и далее призыв «Разыщите мудрых советников». Приводим слова Конфуция: «В каждом селении на десять дворов непременно найдется хоть один мудрый и достойный человек». Мудрые есть, но найти их непросто. «Если хочешь видеть мудреца, так иди к нему сам». Мудрецы почитались всеми без исключения, и крестьянами и царями. Пример из романа общения царя и его советника, который не считал советника подчиненным, а относился к нему как к учителю: «Они ели за одним столом, спали на одном ложе и целыми днями обсуждали великие дела Поднебесной». Царь выслушивает и обидные речи: «Ты не отличаешь мудрость от глупости, значит, у тебя грязные глаза. Ты не читаешь вслух книг и стихов, значит, грязен твой рот. Ты не выносишь правдивых слов, значит, грязны твои уши. Не отличаешь старого от нового, значит, ты грязен душой… Ты хочешь стать гегемоном, а сам презираешь людей». Стоит заметить, что почиталась только истинная мудрость, отличная от извлечения по любому поводу из старых книг мудрых цитат. Ценностью здесь является «практическая» философия, появляющаяся в «практике» благородных деяний.
Воинское искусство возвышалось до пути познания мира, самопознания и совершенствования человека. Объединение боевых искусств с китайским даосизмом, буддизмом чань и японским дзеном привело к появлению уникального феномена "дзэнских" видов борьбы, или искусств Будо - "воинского пути".
Самурай
Несмотря на то, что в произведениях в столкновение вступают крупные политические и военные силы, и на первый план выходит искусство полководца и тактика взаимодействия войск, мы видим множество эпизодов, где военачальники разных рангов демонстрируют свою личную воинскую доблесть. Феномен искусства приобретает неоспоримую ценность. «Безрассудная как у зверей» храбрость не в почете, ибо она свидетельствует о недостаточном знании военного дела и искусства рукопашного боя.
В книгах описано множество боев, где воины сражаются по нескольку часов, выдерживая сотни схваток без заметных признаков усталости. Причем редкое мастерство и выносливость показывается в независимости от возраста и пола. Голыми руками могут справиться с диким зверем, вращают тяжелым мечом как перышком, владеют одновременно двумя видами оружия, искусно стреляют из лука и часто противостоят сразу нескольким противникам. Поэтично описание того как один из воинов со 150 шагов попадает в среднее острие алебарды: «Лук изогнулся, словно осенний месяц в небе, стрела взвилась, подобно падающей звезде, и точно попала в цель». Другие воины попадают со 100 шагов в красный кружок на флаге и сбивают на выбор любого из стаи летящих гусей. На состязаниях воины стреляют через плечо, а также на полном скаку, почти не целясь. Маньским лучникам приписывается способность сразу выпускать по 10 отравленных стрел. Без промаха использовать метательное оружие. Или наоборот ловко уклоняться от стрел, от метательного молота, парируют оружием летящие в них предметы, отбивают стрелы копьем и т.п. Эти техники используют и сейчас, например М. Ояма и его ученики демонстрируют приемы захвата между ладонями стремительного самурайского меча и парирование голыми руками выпускаемых в них стрел …
Не было и исключительности боевых систем Востока по сравнению с другими территориями планеты. Искуссное управление лошадьми было не только у китайцев и японцев, это не менее профессионально делали воины скифов или славян. Китайские и японские гравюры изображли "двоеруких бойцов", а славянские дружины еще в ранних походах на Византию использовали "двоерукие" техники. На Востоке боевыми искусствами занимались не только в военных сословиях, но и в среде миролюбивых монахов, на Руси монастыри тоже превращались в крепости, а монастырская братия в воинские гарнизоны, и происходило это не менее успешно, ведь монахи обучались ратному делу и искусству рукопашного боя.
Монах
Но не будем забывать, что в произведениях человек велик не только боевыми практическими умениями, он должен быть воином мудрецом свободным от личных притязаний в силу познания высшего закона и неукоснительного ему следования. Постоянная смена побед и поражений требовала особых усилий сознания, ведущих к взлетам человеческого духа и выработке «филосовского» отношения к жизни. Чтобы сохранить душевное равновесие, человеку нужно было обрести психологические и нравственные сверхустои. Поэтому талантливый полководец оказывается одновременно мудрецом, умелый воин нередко предстает как одаренный поэт и т.д. Подлинное владение военным искусством предполагает и знание высшего закона Дао, совершенное знание природы, естественных природных и биологических ритмов, не говоря уже о знании человеческой психологии.
Поднятие боевых искусств с уровня простой боевой техники до уровня воинского пути суграло решающую роль в развитии традиции и определило ее общекультурную ценность. Произошло вплетение видов борьбы в систему средств "гармонизации" внутренней психической жизни человека, всей его жизнедеятельности в природе и обществе. При этом все виды искусства рассматривались как дополняющие друг друга. Знаменитые поэты были искуссными воинами, а великие полководцы каллиграфами (мастерами письма), поэтами и мастерами чайной церемонии.
Авторы с восхищением и глубоким уважением повествуют о силе духа и чувстве долга многих воинов. Один воин демонстрирует удивительное самообладание, будучи раненым в руку отравленной стрелой. Во время того, как ему разрезают рану, соскабливают с кости яд и зашивают рану шелковыми нитками, он играет в шахматы, пьет, ест, разговаривает и смеется, ничем не выдавая своих страданий. Другой воин перед смертью не сдается врагу и не соглашается на измену, восклицая: «Яшму можно истолочь в порошок, но она все равно останется белой! Бамбук можно сжечь, но огонь не разрушит его коленца! Я умру, но имя мое останется в веках!» В романе его дух и после смерти творит чудеса. Подобные примеры лишний раз показывают насколько важна в восточной традиции военного искусства в целом (включая искусство рукопашного боя) этическая, нравственная сторона, моральная и психологическая подготовка воинов.


Источник: "Диалог о боевых искусствах Востока"
В. Фомин И. Линдер. Москва. "Молодая гвардия". 1990.

© Данилов Н.С. 2009-2017