КОНТАКТЫ
НАПИСАТЬ
ПИСЬМО
ФОРУМ
САЙТА

Биографии мастеров

Чего-чего, а громких имен в боевых искусствах хватало и хватает. Создатель современного каратэ Гитин Фунакоси, отец дзюдо Дзигаро Кано, основатель айкидо Морихеи Уэсиба, Масутацу Ояма, ставший у истоков Кёкусинкай, многократный чемпион по каратэ-до Чак Норрис, сыгравший главные роли в нашумевших боевиках, актер-кунгфуист Джеки Чан, исполнитель ролей ниндзя Сё Косуги, великий Брус Ли и... всех не перечислить ... Вот жизнь некоторых из них.
Китай
Китай
Окинава
Окинава
Япония
Япония
Мастера синъицюань (кулак формы и воли)

Мастера тунбэйцюань (кулак сквозной подготовки)
Мастера годзю-рю

Мастера кодзё-рю

Истории о великих ниндзя
Тэссю Ямаскэ
Это история (в пересказе Джона Стивенса) об известном японском мастере фектования, каллиграфе и философе дзэна XIX века Тэссю Ямаскэ, испытавшем озарение на пути боевого искусства, что наполнило новым смыслом всю его жизнь.
Тэссю Ямаскэ, ставший секретарем императора Мэйдзи и одним из основателей современного кэндо, родился в Эдо (Токио) в семье самурая в 1836 году под именем Тэцутаро Оно. Уже в детстве обнаружил большие способности к каллиграфии и фехтованию, а с 13 лет присоединился к отцу в его ежедневных сеансах дзадзэна. В 17 лет он стал обучаться искусству кэндо и содзюцу (владению длинным копьем) у известных мастеров: Сусаки Тиба и Сэйдана Ямаскэ. После скоропостижной смерти последнего он женился на его младшей сестре и был принят в семью Ямаскэ.
Молодой Ямаскэ отличался большой силой, ростом, весом и очень скоро стал самым уважаемым учеником в додзё Тиба. Однажды в Эдо приехал знаменитый мастер меча Дзимэй Адзари, которого решительный Ямаскэ вызвал на поединок. После долгой борьбы Ямаскэ, используя свои физические преимущества, поверг противника на землю. После этого они сели лицом друг к другу, и Адзари спросил: «Что вы думаете о нашем поединке?» Ямаскэ ответил: «Это была трудная схватка, но, к счастью, я победил».— «Это не так,— ответил Адзари,— прежде чем я оказался на земле, я прошел вашу защиту и нанес удар в грудь». И действительно, три бамбуковые полоски протектора были сломаны. Ямаскэ отказывался этому верить, но в конце концов понял, что был побежден. По обычаю, он стал учеником победившего его мастера.
Тренируясь с Адзари, Ямаскэ убедился в его силе. Было невозможно заставить его отступить или навязать оборонительную тактику. Его тело было как скала, а его устрашающий взгляд никогда не покидал лица противника. Киай (духовная сила) Адзари была слишком велика для Ямаскэ. Многие годы, закрывая глаза, Ямаскэ, казалось бы, видел разящий меч учителя.
Обеспокоенный этим постоянным видением, Ямаскэ обратился за помощью в Киото к одному мастеру дзэна, который дал ему коан — традиционный тип загадки, который дзэнские монахи предлагали ученикам, чтобы создать условия для «прорыва» обыденного сознания и достижения состояния озарения. Этот коан гласил:
Когда встречаются два вспыхнувших меча,
Некуда бежать.
Двигайся! Двигайся!
Как цветок лотоса, расцветший в ревущем пламени,
Наполни себя Божественной Силой!
Более 17 лет, на фоне своей триумфальной политической карьеры, Ямаскэ не мог решить эту задачу, хотя подвергал свое тело и сознание крайним испытаниям, толкая себя к пределу во всем, что делал. Наконец,, в возрасте 45 лет, ранним утром 30 марта 1880 года, во время дзадзэна смысл коана неожиданно открылся Ямаскэ. Он утратил чувство времени и пространства, и угрожающий меч Адзари исчез. Это было состояние «отсутствия врага», о котором часто говорил наставник:
Годы я укреплял свой дух, обучаясь фехтованию.
Сражаясь все упорней и упорней, я достиг великого мига —
стены, окружавшие меня, вдруг исчезли.
Как роса, отражающая мир, Общее пробуждение пришло.
На следующее утро, когда Ямаскэ пришел в до-дзё, Адзари тотчас же увидел громадную перемену... А один из учеников, собираясь вступить с ним в поединок, вдруг отбросил меч и воскликнул: «Сэнсей, пожалуйста, остановитесь!»—«Почему?»— спросил Ямаскэ. «Я тренировался с вами много лет,— ответил ученик,— но никогда не ощущал такого ужасающего присутствия».
Вскоре после озарения Ямаскэ основал Муторю — школу без меча. Ее цель он объяснял следующим образом. «В фехтовании мы упорно тренируемся, чтобы достичь состояния сознания, где враг не существует; однако, если мы сосредоточимся на относительной силе или слабости нашего противника, это состояние исчезает. Если мы противостоим искусному противнику и наш меч отводится назад — мы представляем себе его силу и не можем ударить. Если мы считаем, что противник слаб, мы полны уверенности и поднимаем меч легко. Это доказывает, что ничто не существует за пределами сознания. Отсутствие меча означает отсутствие сознания; отсутствие сознания означает, что сознание нигде не останавливается или присутствует везде. Если сознание останавливается и становится жестким, появляется враг; если оно остается текучим, никакого врага нельзя обнаружить. В этом смысл поговорки «мировой дух наполняет небо и землю» — врага не существует. Тренируйтесь день и ночь, и вы достигнете этого универсального состояния. Не сомневайтесь в этом». Тренировка день и ночь была кодексом жизни Ямаскэ. Он вставал в 5 часов утра и упражнялся с очень тяжелым деревянным мечом. С 6 до 9 часов длилась регулярная тренировка кэндо. Остаток утра был занят официальными обязанностями. С 12 до 16 часов отводилось на писание и приведение в порядок корреспонденции. Каждый вечер он сидел в дзадзэне или копировал буддистские тексты до 2 часов ночи. В свободные от обязанностей дни посещал учителя дзэна в монастыре, до которого было свыше 50 километров.
Ямаскэ был не только мастером меча, но и одним из лучших японских каллиграфов. Каллиграфия, как и фехтование, была для него дисциплиной тела и сознания, методом духовного развития. В каллиграфии, как и в фехтовании, внешние факторы должны были быть «трансцендированы», но это было возможно только благодаря многолетнему освоению базовой техники. Подобно тому, как в фехтовании фундаментальный прямой разрез (утикоми) изучался минимум три года, так и в каллиграфии освоение базового иероглифа «ити» требовало исписывания от 400 до 600 листов в день в течение ряда лет. В последние годы, уже будучи мастером, Ямаскэ сосредоточился на копировании буддистских сутр, сравнивая очищающее свойство такой практики со смыванием грязи в ванне.
В собственном додзё Ямаскэ ввел очень суровую дисциплину, не позволявшую ученикам пропускать ни дня тренировки. Через три года лучшие воспитанники допускались к первому испытанию, состоявшему в проведении 200 схваток в течение дня. Спустя несколько лет они должны были выдержать 600 схваток в течение трех дней, за что выдавался диплом «фехтовальщика среднего уровня». Высшим испытанием был семидневный марафон, состоящий из 1400 схваток, где выявлялись крайние пределы физических и духовных возможностей.
Годы аскетизма и подвижничества не прошли для Ямаскэ бесследно. На рубеже 50 лет он стал страдать от рака желудка. Однако, несмотря на боль, он никогда не жаловался и не изменял обычного выражения лица, продолжая упорно тренироваться до последних дней. Перед кончиной, по обычаю самураев, он написал хайку:
Напрягаю свой живот против боли. Птицы на рассвете.
19 июня 1888 года Ямаскэ поднялся в обычное время, вымылся, надел чистую белую одежду и сел в дзадзэн, глядя на портрет императора Мэйдзи. Окруженный семьей и самыми близкими учениками, он закрыл глаза, сделал глубокий вдох и скончался...

© Данилов Н.С. 2009-2017